?

Log in

No account? Create an account
 
 
12 March 2017 @ 10:56 am
Минус детерминизм. Настройки фильтра  

Причинность. Она же - Детерминизм. Неявное следствие Веры в Свободу Воли. Еще одна

характеристика феноменального выражения ограниченности модели мира систем в Реальности. Детерминизм тождественен базовому алгоритму, затем он частично копируется всеми Производными Алгоритмами, что создает иллюзию причинности в Самоманифестации. Это приводит к самому фундаментальному аблуждению в функционировании моделей в Реальностях Производных Алгоритмов.

Мой словарь)


Вступление

Сразу оговорюсь: детерминизм, каузальность и причинность - синонимы. Первое более употребимо в науке, второе - в философии, третье - в быту.

Я много раз говорил о детерминизме и это не случайно. Идея детерминизма еще более показательна в вопросе парадоксальности мировоззрения и когнитивных иллюзий, чем пространство, время или существование. Если обратиться к текстовым и иным доступным источникам на тему причинности, то общий вывод не может не удивлять: она вроде есть, а вроде её и нет. Ученые ею пользуются, но вполне могут без нее обходиться. В быту мы ею пользуемся, несмотря на весь хаос, опровергаемый наукой, который это пользование создает. Философы пользуются ею как чем-то само собой разумеющимся, хотя что с них взять. Казалось бы: это очень интересный вопрос, но почему-то им так никто и не занялся всерьез.

Наука и детерминизм


Начнем с того, что вся наука построена на идее детерминизма. Если бы не было строгой повторяемости тождественных процессов, то не было бы и науки. При этом именно наука заявила, что основа мира истинно случайна. И никто не сошел с ума от такого парадокса. Просто решили, что это очевидно: детерминизм свойственен макромиру, и это хорошо. Во всяком случае, наука так и не потрудилась показать, как из истинной случайности рождается такой основательный детерминизм. В этом смысле она недалеко отошла от веры в бога. А между тем, ответы лежат на поверхности, и наука должна была их заметить сразу же после появления научного метода. Почему этого не произошло? Потому что наша модель мира - парадоксальна.


Почему не получилось у науки

Дело в том, что реальность не в состоянии
отвечать на вопросы. Ответы реальности - это изменение уровня соглашения в конструкции феноменальной агрегации реальностей схожих решений. Это значит:

“Наша” реальность - это множество реальностей различных решений базового алгоритма, отобранных одним и тем же фильтром. Это множество создает феноменальную модель общей для всех реальности. Но эта модель присутствует в индивидуальной реальности изолированных решений. Причем, решения изолированы не в реальности, а на уровне первичных решений. И их изоляция носит все признаки выделения систем, как-то: случайность и соответствие списку системообразующих параметров.

Такой взгляд, как я уже говорил, полностью лишен парадоксальности и содержит ясный ответ на вопрос о детерминизме.

О детерминизме можно сказать проще, чем я это сделал в своем словаре. Как такового, детерминизма нет вообще нигде, включая и базовый алгоритм. Есть заданная начальная последовательность (математических) операций, но она в полном объеме осуществляется (осуществлена) только на уровне базового алгоритма. Эта последовательность, между прочим, вполне может включать в себя и истинную случайность - это не имеет к вопросу никакого отношения, как случайность не имеет отношения к вопросу о свободе воли. Важно понять, что происходит далее. Далее производные алгоритмы сжимают последовательности решений по неким правилам, и то, что остается, естественно, по-прежнему следует правилам начальной последовательности базовых операций, однако модель, которая могла бы это доказательно установить, должна включать в себя весь производный алгоритм, что запрещено принципом Геделя в его расширенном толковании. Это значит, что наши потуги обнаружить работающий в науке детерминизм обречены на провал. Т.е., он там есть, но его там нет. И это потому, что наука, как и вся феноменология реальности, не есть креатура самой реальности, а лишь феномен процесса отбора решений фильтром производного алгоритма.


Как и этот текст. Любые попытки приложить его к системе соглашений реальности в поисках соответствия потерпят неудачу.


Вас начинают терзать смутные сомнения?


Возможно, их источник зряшный, и происходит от попыток системы выйти из удобного соглашения. А возможно, и нет. В самом деле, по большому счету, мой текст, кажется, противоречит самому себе во всех возможных вариантах его толкования, даже в терминах непарадоксального мировоззрения. Следуя принципам науки, так откровенно ею растоптанным в вопросе детерминизма, я должен ответить на вопрос о возможной парадоксальности своих текстов.

Проблема, если кто еще не заметил, заключается в том, что производный алгоритм, ответственный в конечном счете за написание любых текстов, не в состоянии придать хоть какой-то смысл подобным утверждениям (сделанным в моих текстах). Заявленный смысл им могло бы придать только локальное базовое решение, но оно не подлежит отбору производным алгоритмом в тождественной форме, а только через соответствующее сжатие! Т.е., имеет место парадоксальный разрыв между потенцией и актуальностью.

Ответ на этот вопрос (вы уже поняли, разумеется) лежит в выяснении обстоятельств сжатия. На самом деле здесь нет парадокса. Семантика утверждений текста является неполной как по отношению к феноменальной реальности (креатуре производного алгоритма), так и к базовому уровню. Это нечто вроде мышления на абстрактном уровне. Это соответствует приближению в математическом смысле к пределу, накладываемому теоремой Геделя в расширенном толковании. Это также имеет отношение к модели парадокса Зенона про Ахилла и черепаху. Вы не можете обогнать черепаху, если будете бежать за ней в пространстве начальных условий парадокса. Но вы обгоните ее, если будете бежать в начальных условиях реальности, и это случится только после того (!), как вы догоните её. Аналогично, вы не сможете покинуть семантические ограничения пространства производного алгоритма, если будете “бежать” в этом пространстве. Но если вы измените начальные условия (заметьте - только начальные условия, не реальность) на не парадоксальное мировоззрение, то после того, как вы поровняетесь с семантическим лимитом производного алгоритма, вы пройдете через него, выйдя из пространства парадоксальных ограничений реальности.


Настройки фильтра и их значение

Понятно? Если да, то, скорее всего, нет. Потому что в данном абзаце не содержится ответ на вопрос: как производный алгоритм может пропустить возможность изменения начальных условий?

Идем на второй заход. Выше сказано: “...производные алгоритмы сжимают последовательности решений по неким правилам, и то, что остается, естественно, по-прежнему следует правилам начальной последовательности базовых операций”. Производный алгоритм, действительно, не может придать утверждениям в этом тексте смысл, адекватный феноменальной реальности. Но смысл может быть адекватным чему-то иному. Это как раз то, кстати, что так и не удалось выяснить Пенроузу в его поисках источника не алгоритмичности нашего мышления. Характер сжатия, и то, что после него остается, совершенно не имеет значения. Вспомним: пациенты с разделенными полушариями все еще отдают прекрасный отчет о своих действиях, даже если с точки зрения стороннего наблюдателя, этот отчет совершенно бессмысленный. Важно, что есть хоть какая-то корреляция. Именно эта корреляция обеспечивает нам успех в посылке ровера на Марс, и придает смысл этим текстам. Это значит, что “пропускная способность” производного алгоритма вполне достаточна для прохождения “черепашьего” квеста с измененными начальными условиями. В конечном счете, это вопрос тропности отчета. Если бы фильт производного алгоритма не пропускал возможности изменения начальных условий, то и не было бы и этого отчета.


Заключение

Еще раз, суммирую. Производные фильтры пропускают корреляции с правилами базового уровня, но не все эти корреляции имеют смысл в пространстве феноменальной реальности. Для обретения смысла некоторыми нетривиальными корреляциями следует рассматривать вопрос комплексно, с базовым алгоритмом и производными фильтрами в неразрывной целостности.

 
 
 
Yet AnotherYetAnother6 on March 12th, 2017 06:50 pm (UTC)
связаны ли фильтрация и сжатие?
hitthelimithitthelimit on March 12th, 2017 07:23 pm (UTC)
Ни то, ни другое не есть понятия строгие. В некотором смысле это об одном и том же. Так что следует понимать: если мы говорим о сжатии, то одновременно и о фильтрации - такова природа производных алгоритмов. При сжатии что-то выпадает - это и есть фильтр. Но понятие фильтра имеет собственное методологическое значение. То, что отфильтровано, не может использоваться в моделях реальностей, построенных производными алгоритмами.
Yet AnotherYetAnother6 on March 12th, 2017 07:59 pm (UTC)
верно ли понимаю, что фильтрация/сжатие необратимы (в "размерности" результата - производного алгоритма)?

верно ли понимаю, что корреляции обнаружимы как восстановление целостности над неполными/противоречивыми/парадоксальными решениями (уместно ли такое выражение?) производных алгоритмов / производными алгоритмами?

hitthelimithitthelimit on March 12th, 2017 08:58 pm (UTC)
В размерности результата (“сверху”) - необратимы. Но, возможно, обратимы “снизу”, через их полное моделирование с учетом характера производного алгоритма.

Относительно второго вопроса. Корреляции обнаружимы “снизу”, в связи со способностью фильтра пропускать специфическую информацию, которая ложится в основу моделей, построенных производными алгоритмами. Этому я посвятил много внимания в посте. Целостность не требуется (см. пример с разделенными полушариями). Феноменально обнаружение корреляций выглядит как повторяющаяся причинность, но характер феноменальных явлений не имеет методологического значения. Фактически речь идет о том, что корреляты психики на базовом уровне имеют конструкционную сложность, достаточную для вычисления (моделирования) элементов работы производного алгоритма (пространства-времени-существования). Иначе ни одна система в реальности никогда не сделала бы утверждений, подобных этому.